Мир Кристины

Мир Кристины (Эндрю Уайет, 1948 г.). Доска, темпера, гипс, 82х121 см.
Полузаброшенные фермерские постройки производят ощущение неясной тревоги. Девушка застыла в напряженном ожидании чего-то, что прячется там, в доме на холме. Пустое пространство между фигурой и зданиями усиливает чувство одиночества.
Уайет написал это полотно со своей соседки, Кристины Ольсен, которая часто становилась моделью для его работ. Изможденное полиомелитом тело выглядит хрупким и девушка кажется юной, хотя в ту пору Кристине было 53 года. Впервые художник увидел ее через окно, и хотел было помочь, но что-то его удержало. По его словам, Кристина напоминала омара, выброшенного на берег, который упорно стремится обратно в море.
Кристина могла передвигаться только в коляске, но не хотела утруждать этим своих близких. Такая позиция создавала для нее определенную свободу передвижения. В этой немощной женщине сконцентрировалась огромная духовная сила, помогающая забыть о телесных недугах.
Детали картины написаны с фотографической точностью. Пустота в этом пейзаже неслучайна — такой стиль присущ большинству произведений этого американского артиста.

1 ответ

  1. Эндрю Уайета никак не назовешь автором одного шлягера. Он был чрезвычайно плодовитым художником. Он работал как одержимый. Он сделал весомый вклад в историю американской живописи, в известной степени он история американской живописи и есть. И все же есть в его послужном списке картина, которая стоит особняком, несколько возвышаясь над всем остальным. Как «Yesterday» в творчестве «The Beatles» или «Гражданин Кейн» в фильмографии Орсона Уэллса. Небо, девушка, поле. Летний ветер играет с выбившейся из прически прядью – на первый взгляд, «Мир Кристины» может показаться пасторалью. Но приглядевшись внимательнее, вы, конечно, заметите, что худоба героини – болезненна, а в ее позе угадывается отнюдь не буколическое напряжение. Это – Кристина Олсон , соседка художника по летнему дому в штате Мэн. Кристина страдала от последствий полиомиелита и была частично парализована. Будучи то ли слишком скромной, то ли слишком гордой для того, чтобы просить кого-то толкать инвалидное кресло, она передвигалась по окрестностям самостоятельно. Обманчиво идиллический мир Кристины, на самом деле, полон страдания и несгибаемой воли. Эндрю Уайета не зря сравнивают с лучшими американскими романистами двадцатого века. Он раньше Сэлинджера понял, что если есть рожь, должна быть и пропасть. Когда Уайет работал над «Миром Кристины», его роман с акварелью практически сошел на нет. Эндрю сделал выбор в пользу темперных красок, неспешной, почти медитативной техники, которая помогала обуздать порывистый темперамент, располагала к проникновению в суть вещей. Биограф Уайета Ричард Меримен однажды сказал: «Обманчиво гладкий покров темперы был для него как крышка на котле, из которого рвутся эмоции». Уайет не торопился – поле и постройки вдали он писал в течение четырех месяцев. И все это время боролся с искушением обойтись без Кристины: виртуоз недосказанностей, он хотел, чтобы драма едва угадывалась за благостным пейзажем. «Нужно было обойтись вообще без девушки, – скажет он позднее, – слишком много сюжета». К слову, «девушке» к тому времени исполнилось 55, и в образе Кристины Уайету позировала его жена Бетси . Впервые картина «Мир Кристины» была выставлена в нью-йоркской Macbeth Gallery в 1948 году. Публика и критики встретили ее прохладно. В конце концов, полотно купил директор Музея современного искусства Альфред Барр. Один из самых узнаваемых живописных шедевров в истории человечества обошелся ему в 1800 долларов. Прошли десятилетия, прежде чем «Мир Кристины» в англоязычной прессе стали поминать в соседстве с определением «iconic», своеобразные «цитаты» из нее появились в книгах Стивена Кинга и фильмах Роберта Земекиса, а само полотно превратилось в универсальную метафору долгой и тернистой дороги домой. Автор: Андрей Зимоглядов

Оставить комментарий